Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

1.

Перелети-печаль

45-я параллель. Поэтический альманах. 2017. № 25
Четвёртое измерение








ПЕРЕЛЕТИ-ПЕЧАЛЬ

На маленький островок в синей дали морской

Уехать, продолжить путь, словно к себе домой

Вернуться и созерцать – петь в унисон волнам,

Пророчествовать, гадать по четырём ветрам.

Перелети-печаль! В небе воздушный флот

Вневременных облаков, словом, круговорот

Событий, зеркальных рек, – звёзд переменный ток

И несказанный свет, прочитанный между строк.

3. 2017





Читать
45-я параллель: классическая и современная русская поэзия


Все стихи
1.

Сад камней

Новая Юность 2016, 3
Terra Поэзия








Опубликовано с редакторской правкой!


Авторский текст:

САД КАМНЕЙ

Поэты нарекают именами
Все камни, что отвергнуты, рядами
Слагая камни в строфы площадей.
Поэзия – всемирный сад камней.
Бегут века. В саду растут скульптуры,
И льётся позолота с верхотуры.
Садовники стригут кудрявый куст:
Чем ниже он, тем выше златоуст.

Поэзия заложена в карьере –
В труде каменотёса на пленэре.
И камень в основании дорог,
Отвергнутый строителями… Бог
Слова не называет. Словом, вещи
Имеют образ верный, то есть вещий.
Разбрасывают ветры звуки дней.
Летит листва, шумит среди камней.


ИЗ ДНЕВНИКА

В голове мысли Солона
И ещё какой-то бред о том,
Что ночь — есть зеркало света,
Как большая Луна над Элладой
В час, когда в Сибири
Вспыхивает утро.

Это и есть весёлый призрак
Благоденствия над Поднебесной:
Конфуций ещё не пил чай,
А фаланги уже видны Дарию...

Впрочем, и Александра погубило вино.

Вокруг одни прокураторы!







Опубликовано:


САД КАМНЕЙ

Поэты нарекают именами
те камни, что отвергнуты, рядами
слагая камни в строфы площадей.
Поэзия ― всемирный сад камней.
Идут века, в саду растут скульптуры,
стекает позолота с верхотуры.
Садовники стригут кудрявый куст:
чем ниже он, тем выше златоуст.

Поэзия заложена в карьере ―
в труде каменотеса на пленэре,
и камень в основании дорог,
отвергнутый строителями ― Бог
слова не называет. Словом, вещи
имеют образ верный, то есть вещий.
разбрасывают ветры звуки дней.
Летит листва, шумит среди камней.


ИЗ ДНЕВНИКА

В голове мысли Солона.
Некий бред о том,
что ночь это зеркало света ―
как большая Луна над Элладой
в час, когда в Сибири
вспыхивает утро.

Это и есть веселый призрак
благоденствия над Поднебесной:
Конфуций еще не пил чай,
но фаланги уже видны Дарию.

                               

Читать
1.

Одно стихотворение

Литературный интернет-портал
"Золотое руно". Июнь, 2016



ТРИ ВОСЬМЁРКИ

Голая поэтесса выходит на сцену.
Ропот, аплодисменты, пауза… Поэтесса
Громко хохочет. Пауза. Плачет.
Всхлипывает. Улыбается. И начинает
Декламировать список прочитанных книг,
Из коих она выросла, как из одежды.
Когда поэтесса упала в обморок,
Объявили антракт. Свист и топот.

Голая поэтесса лежит на сцене.
После драки в театральном буфете
Почтенная публика толкается в партере.
Визг и крики. Бронза и канифоль.
Оркестр исполняет «Полёт шмеля».
Галёрка рвётся в первые ряды.
Поэтесса поднимает кудрявую голову
И просит не играть Римского-Корсакова.

В конце двадцать четвёртого акта,
Когда кареты скорой помощи
И полицейские фургоны
Развозили зрителей из театра,
На сцену вышел Гений Метаморфоз.
Голая поэтесса стояла у рампы
И отчитывала суфлёра за прямую речь
Во время натуральной сцены. Занавес.

3.2016


Читать

hr_list.jpg
1.

Солярный знак

Путь памяти. Томские писатели о Великой Отечественной войне -
Томск: областная писательская организация, 2015.



СОЛЯРНЫЙ ЗНАК

Шипы терновника и свастики паук,
И мак, алеющий на ниве вместо хлеба.
Цветок распущенный разительней, чем звук
Бомбардировщика, слетающего с неба
В окно, прорубленное в тот заморский край,
Где век тому назад пропахшие железом
Баварцы бравые, выкрикивая «хайль!»,
Приветствовали смерть в диктаторе нетрезвом…
Солярный знак – тавро, каким клеймили скот, –
В зерцалах памяти опутан паутиной.
И возводящий вновь из праха эшафот
На собственную казнь ещё придёт с повинной.
И эхом прозвучат крылатые слова
На языке, давно забытом, словно вера,
Тех жалких зрителей, качающих права, –
Убийственных времён Септимия Севера.
Всё это было здесь, и всё вернётся к нам –
И страх, и смертный грех, и слёзы, и расплата
За зрелище всего, за жертвы всем богам.
На всех одна вина – за каждого солдата.

Дословный мир


БЕЗЫМЯННЫЕ ГЕРОИ

Приам покинет стены Трои,
И выдаст Гектора Ахилл,
Но безымянные герои
Не обретут своих могил.

Забвение страшнее смерти,
Но ничего не изменить:
Всех павших в этой круговерти
Ни вспомнить, ни похоронить.



Александр Цыганков
Стихи в сборнике
С. 276 - 278

Вершина
Часовой
Зарево
Солярный знак
Северное сияние



Гамбургский счёт
1.

Китайская грамота

Новая Юность 2015, №1









КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

Даосами отпетые сады.
Земля и небо. Камни с именами
Разбросаны у тихия воды
Под остановленными временами.
Читай восток. Пиши стихи водой.
Рисуй свою кириллицу курсивом.
И пусть горит листвою золотой
Березовая роща над обрывом.

Стоят часы монетой на ребре,
Отбрасывая тени, как вопросы.
И слышно, как в китайском октябре
Поют стихи отпетые даосы.
И связаны кустарные низы
И желто-голубые мандарины.
Военная доктрина Лао-цзы
В осенней каллиграфии рябины.

И свет, и тени смазаны дождем,
И роща пахнет свежими дровами.
Мы это переждем, переживем,
Переведем крылатыми словами.
Рассыплет эхо наши голоса
В мистическом свеченье листопада.
И, бурями корчующий леса,
Утихнет ветер у калитки сада.

9. 2014


Читать



1.

Вдохновение любит свободу




Вестник Русия днес - двуезичен седмичник, Россия сегодня - двуязычный еженедельник





АЛЕКСАНДР ЦЫГАНКОВ: ВДОХНОВЕНИЕ ЛЮБИТ СВОБОДУ…


АВТОР ОЛЬГА ГУР­СКАЯ. ПУБ­ЛИ­КУ­ВАНА В ЛИТЕ­РА­ТУРА

Цыган­ков Алек­сандр Кон­стан­ти­но­вич, поэт, худож­ник, родился 12 авгу­ста 1959 года в Комсомольске-на-Амуре. Учился в Кеме­ров­ском художе­ствен­ном учи­лище. С 1992 года живет и рабо­тает в Том­ске. Автор книг: „Лест­ница” (1991), „Трост­ни­ко­вая флейта” (1995. 2005), „Ветер над берегом” (2005), „Дослов­ный мир” (2012). Пуб­ли­кации в пери­о­ди­че­ских изда­ниях: „Сибир­ские огни”, „День и ночь”, „Юность”, „Лите­ра­тур­ная газета”, „Дети Ра”, „Креща­тик”, „Урал”, „Побе­режье”, „Знамя”, „Новый Жур­нал” и др. Стихи вошли в реги­о­наль­ные, рос­сийские и зару­беж­ные анто­логии.


- Алек­сандр Кон­стан­ти­но­вич, насколько я знаю, в Вашей жизни сна­чала появи­лись кисточки и холст… А теперь и лите­ра­тур­ное твор­че­ство. Как давно воз­ник такой „союз”?

- Сна­чала появи­лись цвет­ные каран­даши, а потом и кисточки, и хол­сты. И вот вес­ной 1991 года в Кеме­ров­ском книж­ном изда­тельстве выхо­дит мой пер­вый сбор­ник сти­хо­тво­ре­ний — „Лест­ница”, и в Кеме­ров­ском Доме худож­ни­ков откры­ва­ется пер­вая пер­со­наль­ная выставка — „Вто­рое небо”. Если при­нять во внима­ние, что два судь­бо­нос­ных события про­ис­хо­дят одно­временно, то можно и не гово­рить о том, кем я стал раньше — поэтом или художником.
Добавлю, что в 1983 году впер­вые участ­во­вал в кол­лек­тив­ной выставке. Это было еще совет­ское время, и по настро­е­нию моя учеб­ная работа была такой же роман­тич­ной, как песни Алек­сан­дры Пахму­то­вой. Кар­тина мас­лом так и назы­ва­лась „В пути”: тран­зи­стор­ный радиопри­ем­ник на сто­лике в купе вагона поезда даль­него сле­до­ва­ния, за открытым окном бес­край­ние про­сторы вели­кой страны и ветер, рвущий зана­веску… Про­чих дета­лей уже не помню. Ах, да! Еще метал­ли­че­ские под­ста­кан­ники — разве их можно забыть! Рабо­тать со сло­вом стал намного позд­нее. Стихи нахлы­нули как волны… („Автограф”). Пер­вые пуб­ли­кации появи­лись в конце восьми­де­ся­тых. Время было слож­ное. Пере­стройка. И отве­чая на Ваш вопрос „Как давно воз­ник такой союз?”, можно ска­зать, что „процесс начался” именно тогда.

- Как про­ис­хо­дит процесс „рож­де­ния” стихотворения?

- Рож­де­ние это результат процесса. Неда­ром же муза жен­ского пола… Ночь, зали­тая сти­хами, — Поэ­ти­че­ская мгла…
Автору часто и самому бывает непо­нятно, как рож­даются его стихи. Можно вспоми­нать древ­ние как мир слова — неосо­знан­ное, сокро­вен­ное, боже­ствен­ное… И ныне часто цити­ру­емые строки из сти­хо­тво­ре­ния Анны Ахма­то­вой „Мне ни к чему оди­че­ские рати…” И это тоже верно. И меня сей­час жги кале­ным желе­зом, но я не смогу и слова ска­зать о том, как „роди­лось” сти­хо­тво­ре­ние „Ода шмелю”, или как я напи­сал такую книгу как „Трост­ни­ко­вая флейта”. Тайна какая-то здесь.

- Чье твор­че­ство повли­яло на Вас?

- Про­стой сюжет из жизни дика­рей… Если серьезно, то спи­сок кораб­лей полу­чится очень длин­ным. Рус­ская и миро­вая клас­си­че­ская лите­ра­тура, начи­ная от пер­вых строк „Или­ады” и „Слова о полку Иго­реве”, и опять же рус­ское и миро­вое искус­ство — от наскаль­ных изоб­раже­ний пред­ста­ви­те­лей авангарда камен­ного века до про­из­ве­де­ний поста­вангар­ди­стов два­дца­того века. И с осо­бым почте­нием отношусь ко всем про­яв­ле­ниям чело­ве­че­ской при­роды в твор­че­стве моих современников.
С вли­я­нием отдель­ных твор­че­ских лич­но­стей я и сам не разо­брался, как сле­дует. Есть и пре­ем­ствен­ность, и тра­диция — и это хорошо. Но от вли­я­ния вся­кий худож­ник бежит и ста­ра­ется открыть что-то свое, найти себя. И в этих поис­ках можно дойти до пол­ного отрица­ния тех, чье твор­че­ство уже хорошо изу­чено и усво­ено и ста­но­вится неза­мет­ным для „уче­ника”, оно никуда уже не денется. Поэтому так часто мы бываем неблаго­дар­ными к своим пред­ше­ствен­ни­кам. Бывает и так, что вдруг начи­на­ешь понимать, что Икс действи­тельно вели­кий компо­зи­тор, а Игрек насто­ящий поэт, и пере­ста­ешь обращать внима­ние на то, что „этот Олен напи­сал и другие гимны…”. Было время, что я и Герод­ота ста­вил не выше Мениппа, пока не понял, что Геродот — один из пер­вых, один из лучших антич­ных писа­те­лей, худож­ник слова.
Со време­нем или с воз­рас­том многое меня­ется. Мир ста­но­вится все более уни­вер­саль­ным. И больше нет ни руле­вых, ни „сброшен­ных с паро­хода современности”.

- Что Вас вдох­нов­ляет? О чем Вы больше всего пишeте, ведь у Вас есть немало прозы?

- Вдох­но­ве­ние любит сво­боду… („Полет”). И ника­кой поэ­зии без него не бывает, и ника­кой дру­гой художе­ствен­ной лите­ра­туры. Пишу о том, о чем не могу не напи­сать. Недавно услышал: „Никто не спо­рит, что вы поэт и худож­ник, да и проза у вас инте­рес­ная, но писа­тель — вы не по при­зва­нию…” А я точно знаю, когда пишу рас­сказ или повесть, что об этом и так никто больше не напишет. Понима­ете, в чем дело. Когда вдруг осо­зна­ешь, что именно это ты должен сде­лать непременно. В этом ответ­ствен­ность художника.
Повто­рюсь, но все-таки скажу, что дело не в при­зва­нии, если ты Худож­ник. Тон­кие лири­че­ские пережи­ва­ния сами про­льются сти­хами. Яркие впе­чат­ле­ния отражаются цве­том на хол­сте. Если пережи­ва­ния и впе­чат­ле­ния выстра­и­ваются во времени и раз­ры­ваются про­ти­во­ре­чи­ями, пиши прозу — и скуч­ной она не будет.

- В каких еще жан­рах Вы хотели бы попро­бо­вать себя как автор?

- Наверно, при­думать или открыть для чело­ве­че­ства новый вид творчества.

- Лите­ра­тур­ное твор­че­ство — это заня­тие для души или спо­соб заработать?

- Какие зара­ботки у поэта? Помните, „Мне и рубля не накопили строчки…” С этими сти­хами Вла­ди­мир Мая­ков­ский вошел в наши дни как „водо­про­вод, сра­бо­тан­ный еще рабами Рима…” И это ска­зано „Во весь голос”!

- На Ваш взгляд, какова глав­ная про­блема современ­ной литературы?

- Писа­тели и чита­тели. В эпоху современ­ных тех­но­логий в каж­дой семье име­ется как минимум два компью­тера на троих поль­зо­ва­те­лей, из них, как минимум, один писа­тель или писа­тель­ница. Читать, что пишут в сосед­них квар­ти­рах, им некогда. Инте­ресно и то, что в современ­ном мире зашка­ли­вает число писа­тель­ниц и понятно почему.

- Вы худож­ник. Не могли бы Вы рас­ска­зать, как рабо­та­ете? Как появ­ляются новые идеи и как их воплоща­ете на холсте?

- Воплоще­ние идеи зави­сит от постав­лен­ной задачи, если есть пер­вое и вто­рое. Но есть и другое: живопись как искус­ство импро­ви­за­ции. Кар­тину можно напи­сать и за один сеанс, а можно и годами к ней воз­вращаться и что-то доде­лы­вать или пере­де­лы­вать. О работе над каж­дым полот­ном отдель­ный разговор.

- А теперь вопрос о пред­на­зна­че­нии искус­ства. Как Вы опре­де­ля­ете назна­че­ние высо­кого искус­ства, и какой смысл и назна­че­ние Вы вкла­ды­ва­ете в свою дея­тель­ность, в частности?

- Это очень слож­ный вопрос. Можно и так отве­тить. Если маэстро све­точ в душе, то уместно и слово Про­свеще­ние. Но дальше при­веду неточ­ную цитату из рус­ской клас­сики: „Дура­ков ничему не научишь, а на умных тоску наве­дешь…” С этим как быть? Высо­кое искус­ство для узкого круга.

- Как отно­си­тесь к кри­тике в свой адрес?

- Очень хорошо, если это грамот­ная про­фес­си­о­наль­ная кри­тика. И жаль, что сей­час нет ника­кой кри­тики в мой адрес. Ни слова о хорошем, ни слова о пло­хом — мол­чат как рыбы!

- Какие твор­че­ские планы на будущее? Может быть, новая выставка или книга?

- И выставки, и книги. И прежде всего — новые произведения.

- Что бы хоте­лось поже­лать чита­те­лям нашей газеты?

- Любви и радо­сти, благо­ден­ствия и процве­та­ния, детей румя­ных и здо­ро­вых и мира на земле!





София 2014 www.rusiadnes.bg

1.

Пятая стихия бытия

1.

Лучшие стихи 2010. Поэтическая антология

Лучшие стихи 2010. Поэтическая антология
Антология составлена на основе поэтических подборок, опубликованных в 2010 году в бумажных и сетевых литературных журналах, выходящих в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России и русскоязычного Зарубежья. Составитель: Максим Амелин.





Александр Цыганков
С. 221 - 222

Вариация на тему тростниковой флейты и ветра

Вновь привыкаю к месту, читай, ко всем
Памятникам, гуляющим во дворе,
Где палисад, разбитый незнамо кем,
Благоухает астрами в сентябре.
И листопад, как новый культурный слой,
Приподнимает крыши и дерева,
Перекрывая музыку тишиной,
Чтоб оглядеться и подобрать слова,
Долго не испытуя на прочность то,
Что под луною тленья не избежит.
В этих широтах драповое пальто
Определяет уличный колорит.
И налетевший дождь в глубине двора
Лишнее скроет, статуи растворив:
Что налепили местные скульптора —
Не городской, а временный лейтмотив.
Не привыкай, художник! Читай, к тому,
Что обратимо. С красками выйди в лес!
Всё, что откроет образы одному,
То и у многих вызовет интерес,
И вознесёт к вершинам — как первый стих!
И на другое что-то не нам пенять.
Ветер поднялся и через миг затих.
На мониторе вечер. Иду гулять.
Рынок, часовня, в кружеве тёмный сквер…
Как не искал, не нашёл теремок резной,
Что написал однажды на свой манер,
И ночевал, как помнится, у одной,
И торопился утром к большой реке:
Не созерцал — выстраивал облака!
Память — как флейта времени в тростнике.
Ветер от берега — не оторвёт река!



Тростниковая флейта Ветер над берегом
Дословный мир
1.

Дословный мир

Александр Цыганков. Дословный мир: Третья книга стихов



Знамя, 2012 N8 | - Анна Кузнецова

Две книги томского поэта выходили в “бумажном” варианте, а третью ему пришлось разместить на электронном носителе, потому что издать в типографии книгу стихотворений, живя в провинции, где, как известно, большинство населения остро нуждается в рабочих местах и деньгах, — становится для поэтов делом немыслимым. Стоицизм теперь, наверное, их единственно спасительная философия:

(…)
И дикостью продленный на века,
Гремит во мгле гекзаметр Гомера
О том, что и пространство — полумера,
И время не верней черновика.
В одной строке — и жертва, и алтарь,
Безумный взгляд пророчицы и — море,
Где с бурей — во вневременном просторе —
Все борется какой-нибудь дикарь.

Читать