Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

1.

75 лет Победы

Портрет ветерана Великой Отечественной войны
Холст, масло. 60х50.


Смотреть




ЧАСОВОЙ

Вдруг станет близким всё, что дико
Тогда ревело на ветру.
Летели в ночь обрывки крика
И вспыхивали на яру.
И заслоняла нас держава,
Как небо, тучей грозовой,
Пока негромко Окуджава
Всё пел и пел про долгий бой…


Ветер над берегом

1.

Дальний свет

ГОСТИНАЯ. Литературно-художественный журнал
Выпуск 97. Март, 2018








ФРАГМЕНТЫ


                       Условно говоря…
                              (приписывается Бодрийяру)

Над берегом, над греческим заливом –
На мраморе элегия поэта,
Как рукопись, начертана курсивом.
И памятник, отлитый из цветмета
Таким же неизвестным. Всем на диво!
Изысканно и просто. Величаво.

И женщина, раздетая красиво,
Из моря выступает, словно пава,
Направленным биноклям потакая.
Волнуется, наверно. Столько света!
И незачем цитировать Батая.
Оторвано пространство от предмета.

И смотрит, как на статую в просторе,
Художник, отключаясь на мгновенье.
Всё правильно. И женщина. И море.
И пена! И времён оцепененье.


Читать

Чёрным по белому




Белым по чёрному

Журнал является частью проекта "Русское Безрубежье"
Выходит в США
1.

XXXVII областная художественная выставка

1.

XXXVI областная художественная выставка-конкурс

1.

Художник

ХУДОЖНИК


О судьбе – и серьёзней, и тише…
О себе – как юродивый, тот
Каталонец, богемный излишек,
Потрясающий мир Идиот,
Чья судьба поднимала, как штору,
Разноцветное море за край,
И вдали устремлённому взору
Открывала Потерянный Рай.

Как прекрасна в скалистом просторе
Перспектива глубокого сна!
И горит, словно шапка на воре,
В море времени века волна.
Но об этом – серьёзнее, тише…
Всякий, алчущий правды, лукав.
Только статуя в мраморной нише
Не имеет убийственных прав.

Обращается речью нагорной
В небесах нарисованный крест,
Словно схваченный кистью проворной
Дирижёра уверенный жест.
Протащил из потёмок на сцену
Оскорблённой любви эшафот –
И продал за великую цену
Каталонец юродивый тот.

Соглядатаем "Тайной вечери" –
Лицедей, пересмешник, чудак –
С лёгких петель тяжёлые двери
Снял – и всё тут, бывает же так!
Из колодца мечты Мнемозина
Зачерпнула воды решетом…
Но об этом другая картина –
Наяву – как во сне золотом!

12.2005



СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ


Алексею Буховскому

Ты помнишь, как ярко светили огни с небосклона,
Мы шли с гауптвахты, и ротного матерный крик
Разрезал пространство до рудников Каларгона
И вдруг обернулся песнею про материк.
«Ты помнишь, Алёша», как строем ходили и пели
По белым дорогам и грудью вдыхали пургу.
О чём-то далёком слагали стихи, как умели,
Но строчки забыли в глубоком Таймырском снегу.
Мы даже не знали, куда прилетели с гражданки.
Надели шинели! И каждому стало теплей,
Когда, как виденье, под звуки «Прощанья славянки»
Вдруг вспыхнуло в небе сиянье магнитных полей!
Пусть кто-то не помнит метелей нестройное пенье,
Казармы под снегом и ротного крики вдали,
Но высветит память полярное это свеченье
Над белой дорогой – у самого края земли.

Алыкель,1978 – 80
Томск, 2006




Александр Цыганков – электронные книги – ЛитРес
1.

Противостояние

Областная выставка Томской региональной организации Творческого Союза художников России
Томский областной художественный музей. 2005


a6b2afcc90941183f6ccd97cca01942f.jpg


РЯБИНА. Портрет С. Цейтлиной. Холст, масло. 66х54
ХРАМ СПАСА-НА-СНЕГУ. Картон, пастель. 78х54
ПРОТИВОСТОЯНИЕ. Двп, масло. 65х103



Библиотека изобразительных искусств
1.

Встреча

Томский вестник. 1993, № 29.


Александр Цыганков



ВСТРЕЧА

В середине семидесятых трагически оборвалась жизнь двух замечательных художников Виктора Попкова и Николая Грицюка. В тихие застойные годы в расцвете сил уходили из жизни яркие неординарные личности, чьё творчество ныне составляет гордость национальной культуры. По-разному складывалась их жизнь и творческая судьба, но над всеми легла чёрная тень времени, которое выбирало и вырывало из жизни лучших.

В Томском художественном музее открылась выставка новосибирского художника Николая Грицюка и, пожалуй, самая маленькая персональная – Виктора Попкова из фондов художественного музея.

Две жизни, две судьбы, две яркие кометы, сгоревшие на суровом фоне отечественного небосвода. При видимой разности живописного метода их объединяет та степень таланта, мастерства и неравнодушия, что нашло отражение в творческом выборе и предельной искренности созданных произведений, определяющих место авторов среди лучших художников своего времени.

Николай Демьянович Грицюк родился в 1922 году на Дальнем Востоке, воевал на фронтах Великой Отечественной войны. В 51-м году окончил художественный факультет Московского текстильного института. Член Союза художников РСФСР. Жил и работал в Новосибирске.

Творческая карьера Грицюка внешне строилась вполне благополучно, как и у многих художников его поколения. И, может быть, как и многие из них, дожил бы он до старости спокойно, если бы не открытая и ранимая душа и не творческая позиция, совершенно противоположная официальной серости, бытовавшей тогда в советском изобразительном искусстве.
После окончания института, где основы преподавания были заложены классиком советской живописи А. В. Куприным, Николай Грицюк вместе с другими шестидесятниками (плеяда, к которой принадлежал и Виктор Попков) начал осваивать традиции искусства 20-30-х годов и, наверное, одним из первых в Сибири обратился к ассоциативно-образному… (обрыв газетной страницы) ...предполагает отказ от повествования, на чём держится жанровая картина, что ещё Пикассо называл «литературщиной».

В результате творческого эксперимента, основанного на крепкой мировой и отечественной традиции, художник обрёл своё неповторимое лицо и поднялся на тот уровень мастерства, когда простое прочтение полотна становится невозможным: зрительный ряд уходит, начинается эмоциональное восприятие... Картины  –  яркие неожиданные метафоры, а создатель – несомненный поэт. Грицюка и называли поэтом города, философом. Урбанистические мотивы его абстрактных композиций до того убедительны, что не требуют дополнительных объяснений или аннотаций. Ритмы, экспрессия, энергия города – всё это есть в его необычных работах. Многие из них не имеют даже названия, да и как можно назвать не выразимое словами ощущение или философское обобщение. Талантливый виртуозный импровизатор, он творил свой мир из разноцветных осколков и ломаных линий повседневности, одухотворяя самый будничный и незначительный материал человеческого бытия.

Н. Грицюк создал свою неповторимую живописно-пластическую систему, но за символистическим гротеском его фантасмагории чувствуется сильная школа и работоспособность самого художника. Наивно полагать, что беспредметное искусство не требует… (обрыв газетной страницы) …живописи, должно быть развито, понято и прочувствовано предельно. Конечно, такое искусство далеко от привычной лирики, где знакомый до слёз вид родного околотка может вызвать прилив первородной, если не примитивной душевности у городских обывателей. Но чем сложнее и многомернее художник, тем меньше зрителей он находит. Настоящее искусство не для многих, как не многим понятна музыка Альфреда Шнитке... Очень созвучная современной живописи.

Нельзя сказать, что такой яркий и продуктивный художник, как Николай Грицюк не был признан при жизни. Были и признание, и многочисленные выставки, и многое другое, казалось бы, необходимое. Но, должно быть, чего-то не хватало человеку с чуткой душой в той душной атмосфере. В 76-м году Николай Грицюк ушёл из жизни, оставляя своё творческое наследие как духовное послание потомкам. Выставку открывала вдова художника Валентина Грицюк...


В 1974-м году от пули испуганного инкассатора погиб Виктор Попков. Нелепая смерть настигла художника на взлёте –  в период наивысшего творческого подьёма. Попков создал свой неповторимый образно-пластический язык, но едва ли успел реализовать свой дар в полную силу. Ведь именно ему пророчили великое будущее и возлагали на него надежды, как на лидера национальной живописи. Тонкий психолог и замечательный «композитор», внимательный ко времени и переживаниям простого человека, в своих лучших произведениях он поднялся до высоты драматического осознания современности.

По небольшой экспозиции картин, приобретённых сотрудниками музея у вдовы художника, нельзя получить полного представления о живописи такого замечательного мастера. Скорее, это не выставка в нашем привычном понимании, но ещё одно напоминание о большом художнике, ещё одна возможность встретиться с ним, ощутить и вдохнуть густую тишину его картин. Здесь и суровая проза жизни, и бездонная глубина человеческой грусти, и одиночество, даже трагедия, как на картине «Художник Переславля»: чёрный силуэт человека за пустым столом в пустой комнате на фоне чёрного ночного окна с рамой похожей на тюремную решётку... По-своему видел задачу живописца Виктор Попков, обогащая традиционный жанр сюжетно-тематической картины чем-то неуловимым, неведомым до него.

Два разных художника, они близки друг другу по внутренней чистоте и пророческому прозрению людей талантливых, влюблённых и страдающих. Они не искали лёгкого пути в искусстве. И каждый сказал своё, только ему присущее слово.

На одном из выставочных стендов мы видим на снимке вместе В. Попкова и Н. Грицюка. Как будто уже тогда какая-то высшая небесная инстанция предопределила их нынешнюю встречу.

Басандайка – февраль, 1993.

Полный текст: Томский вестник. № 29 (445), 13 февраля 1993 года.



Правки и сокращения автора. Томск – август, 2017.
1.

Персональная выставка 1991

ВТОРОЕ НЕБО. Живопись



Весна 1991. Дом художников. Кемерово


Осень. Дом учёных Томского Академгородка


Репродукции картин опубликованы в альманахе "Литературный Кузбасс"
1992 №1 :: 1 - 4 страницы обложки

1. Утро. Солнечный эмбрион
2. Из детства. Исток. Мазурово
3. Предвосхищение. Томск
4. Ак-Кем. Горный Алтай



Куратор выставки:
Писаревская Галина Николаевна