Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

1.

75 лет Победы

Портрет ветерана Великой Отечественной войны
Холст, масло. 60х50.


Смотреть




ЧАСОВОЙ

Вдруг станет близким всё, что дико
Тогда ревело на ветру.
Летели в ночь обрывки крика
И вспыхивали на яру.
И заслоняла нас держава,
Как небо, тучей грозовой,
Пока негромко Окуджава
Всё пел и пел про долгий бой…


Ветер над берегом

1.

Снежный почерк

ЭТАЖИ
Литературно-художественный журнал








СНЕЖНЫЙ ПОЧЕРК

Почерк временных волокон,
Город, преданный молве, —
Тёплый свет вечерних окон
Льётся в снежной синеве.
Память ясными глазами
Смотрит в небо. Снег летит.
Непонятными словами
О возможном говорит.


Всё размыто. Всё случайно.
Всё согласно снежной мгле.
В постоянстве только тайна
Пребывает на земле.
Остальное — вне закона!
И, по-русски говоря,
Мир — как пятая колонна
За стеной монастыря.

Ни покоя, ни тревоги —
Только снег и тишина.
Строчек беглые дороги —
Словно нити полотна —
Кроют белой пеленою
Тёмный лес и дальний свет.
Это было не со мною!
И назад возврата нет.

Это было и пропало —
Растворилось вдалеке,
Словно снега было мало
На серебряной реке,
Там, где не было предела
Веку в пламени углей,
И горел белее мела
Мир невидимых полей.

Вот и мгла полна огнями
В небе каждого окна.
Новогодними снегами
Вечер сходит с полотна,
Сходит в ночь, переступая
Город, преданный молве.
Время, почерком играя,
Льётся в снежной синеве.

12. 2017



Читать

Снежный почерк. Стихи
1.

Солярный знак

Путь памяти. Томские писатели о Великой Отечественной войне -
Томск: областная писательская организация, 2015.



СОЛЯРНЫЙ ЗНАК

Шипы терновника и свастики паук,
И мак, алеющий на ниве вместо хлеба.
Цветок распущенный разительней, чем звук
Бомбардировщика, слетающего с неба
В окно, прорубленное в тот заморский край,
Где век тому назад пропахшие железом
Баварцы бравые, выкрикивая «хайль!»,
Приветствовали смерть в диктаторе нетрезвом…
Солярный знак – тавро, каким клеймили скот, –
В зерцалах памяти опутан паутиной.
И возводящий вновь из праха эшафот
На собственную казнь ещё придёт с повинной.
И эхом прозвучат крылатые слова
На языке, давно забытом, словно вера,
Тех жалких зрителей, качающих права, –
Убийственных времён Септимия Севера.
Всё это было здесь, и всё вернётся к нам –
И страх, и смертный грех, и слёзы, и расплата
За зрелище всего, за жертвы всем богам.
На всех одна вина – за каждого солдата.

Дословный мир


БЕЗЫМЯННЫЕ ГЕРОИ

Приам покинет стены Трои,
И выдаст Гектора Ахилл,
Но безымянные герои
Не обретут своих могил.

Забвение страшнее смерти,
Но ничего не изменить:
Всех павших в этой круговерти
Ни вспомнить, ни похоронить.



Александр Цыганков
Стихи в сборнике
С. 276 - 278

Вершина
Часовой
Зарево
Солярный знак
Северное сияние



Гамбургский счёт
1.

Просодия

«Новая Юность», №4, 2013
Terra Поэзия.






ПРОСОДИЯ
Пение на ходу


1

В том городе, где средние века
Пересеклись с эпохою расцвета
Науки и печатного станка,
Я в новый век, в сороковое лето,
Вошел и не заметил, что вполне
Оправдано внезапным переходом
Кочевника к оседлости — в стране,
Освоенной торгующим народом.

Пронизан воздух боем часовым.
Сумятица. Скопление народа.
Поток машин преобразует в дым
Программу из поэмы Гесиода.
И над землей ночной звезды отвес,
Что выпрямил когда-то человека,
Как маятник в механике небес
С картинки девятнадцатого века.

Все связано. Калейдоскоп времен.
Синоптик по заказу гоминида
Дает прогноз миграции племен —
В границах геометрии Эвклида.
И свет, и время вектором к земле
Направлены — к тотальному исходу,
К падению в единственном числе
Икара в ледниковую природу.


2

В том городе, над синею рекой,
Я верил, не испытывая веру.
И царь-комар, как мытарь городской,
Испытывал меня, порой — не в меру.
Когда бы не урок: «Будь глух и нем»,
Наверное, не выжил бы. Тот город
Теперь в другой эпохе вместе с тем
Двором, где был и голоден и молод,

Но как любил! И правил черновик,
Катренами, выстраивая строки.
Так было легче пересилить крик
И сохранить свидетельства, вещдоки
Того, чем жил, но, забывая — как,
Склонялся к осмыслению дороги.
Стремился вверх и попадал впросак.
Слагал элегии, читал эклоги.

И больше, чем портрет, любил пейзаж,
Исполненный по осени с натуры,
В том городе, где небо — как витраж
Среди возвышенной архитектуры.
И звонницы одетые в леса,
И древние постройки на обрыве,
И жителей тревожные глаза —
Глядят мне вслед в обратной перспективе.


3

В том городе подземная река,
Как скрытая от смертных Гиппокрена,
Еще выносит в мир из родника
Потоки из эпохи плейстоцена…
Но дальше — осторожней! Перебор
Грозит потерей сна, как части речи,
И памяти, что сводит кругозор
К отрезку времени и месту встречи.

Труды и дни! Наивный Гесиод
Не разгадал в Божественной картине
Простой круговорот проточных вод
Как следствие, влекомое к причине.
И нет уже ни города, ни той
Мелодии, что рождена до слова.
И снится нам тот город золотой
Под мягкий баритон Гребенщикова.

Расплывчато, но верно. Городов
Пределы, словно небеса святыми,
Как воздухом, до самых облаков,
Пронизаны мечтами золотыми.
И в окнах золотой вечерний снег
Горит, как свет во тьме пирамидальной.
И город как спасительный ковчег
Подходит к лирике исповедальной.




Александр Цыганков. Дословный мир. Третья книга стихов
1.

Антология



Александр Цыганков. Стихи







ЗАРЕВЫЕ СНЕГА


Деревня. Детство. Бабы с мужиками.
Культурный слой – как тоненький ледок.
И Суриков с потешными полками
Идёт войной на снежный городок.
И всё слышней моление о чуде
В звучании трёхсложного стиха.
Везут в санях проверенные люди
Боярыню – подальше от греха!

И белый снег летит над красным бором.
И всюду снег. И ночь белее дня.
И вот уже по выбранным просторам
Везут в санях на родину меня.
И всё светлей, всё ярче – как виденье –
Над синей поймой розовая рань.
Уймись, печаль! Сгори, стихотворенье!
Не рви мне сердце, душу мне не рань!
 
2.2010








Читать



Перекличка поэтов

Литературные известия

Книги
1.

Прямая речь

Стихи в новой редакции...
Первая здесь: День и ночь 2010, №1


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

1
Прямая речь слышней всего в лесу,
Где эхо отвечает с полуслова
Охотнику, что целится в лису,
Стреляет и… цитирует Баркова.
И рыжий зверь его прощальный крик
Смахнёт хвостом в подстрочник листопада
И ускользнёт, как новый воротник
С любимых плеч, прикрытых, как засада,
В другом лесу, что сказочней стократ,
Где больше меха ценится двустволка,
И всякий говорит другому: «Брат!»,
Но смотрит осторожно, как на волка.

2
Охотник ищет в чаще новый след,
Верней, бежит от промаха по следу
Мечты – добыть хоть зайца на обед
И рассказать о подвиге соседу!
Но слышит свой же голос. С языка
Слетела речь и стала Невидимкой –
И увлекла простого мужика,
И повела неведомой тропинкой!
Метался меж деревьев яркий свет.
Закат, как Вий, моргал косматым глазом.
И сам герой распутывал сюжет,
Захваченный охотничьим рассказом.

3
Прямая речь отчётливей в лесу
И всякий звук весомее, чем слово
Охотника, что целится в лису
И после выстрела кричит: «Готово!».
Бежит и, разгребая листопад,
Находит – только вовсе не лисицу,
И, как Иван-дурак тому назад,
Стоит и плачет, глядя на девицу:
«Ой, люли-люли, девичья краса!
Была лисой волшебница, наверно!
И диадемой в чёрные леса
Воткнула Месяц Мёртвая Царевна».

4
Прямая речь кончается в лесу.
И тишина накрыта темнотою.
И Серый Волк Премудрую Красу
Уносит прочь торёною тропою.
За ними наш охотник и сосед
Идёт, как пережиток этой встречи,
С одной мечтою – зайца на обед
Добыть и закусить прямые речи,
Но, вешая двустволку на рога,
Вновь кается, и вновь – кипит работа!
И кружатся, и кружатся снега
Над рукописью полуидиота!

5
Давным-давно дремучие леса,
Как золото, в подстрочник листопада
Укрыли стих, но рыжая лиса
Красивой шубой греет ретрограда.
И я таков. Согрей меня, согрей
Легендами о кознях Чародея
В околках, где ты бродишь, дуралей,
По образу другого дуралея!
Поскольку это тоже не к добру,
Как не в сезон зайчатина к обеду.
В каком году, в каком таком бору
Бежит лиса! Скорей беги по следу!